Опубликовать в twitter.com

Проявление чувств

Бессонная ночь и бесконечные попытки дозвониться. Сначала длинные гудки, а потом холодный электронный голос «Абонент временно не доступен. Попробуйте позвонить позднее». Я так и уснула в кресле с мобильным в руке. А когда проснулась, ничего не изменилось, всё то же – «Абонент временно не доступен. Попробуйте позвонить позднее». Когда же это всё закончится?! Отшвырнула телефон. Ещё и эта чёртова сессия в универе! Надо собираться. Голова раскалывается. Вчера я снова пыталась успокоить себя привычным способом – сигареты и мартини. На часах 7 утра. Быстро одеваюсь, быстро варю себе кофе. Снова сигареты и попытки заглушить в себе всё нарастающую тревогу.

Звонок в дверь. Ну наконец-то! Тёма! Слава богу! Ну я ему сейчас и устрою!
Открываю. На пороге его друг Саша. Бледный, глаза пустые.

— Саша?..
— Лера… Привет.
— Что?..

Саша молча заходит в прихожую, берёт меня под руку и ведёт в комнату. Я не могу сказать ни слова. В голове бьется только одна мысль, но слова застряли в горле.

— Присядь, Лерик.

Я безвольно опускаюсь в кресло. Саша не смотрит мне в глаза, просто опускается на корточки перед креслом.

— Лерик, послушай, только ты не паникуй раньше времени… Артём… он… — секунда молчания – В общем, он в больнице. Надо ехать.

В глазах темнеет, и комната качается перед глазами.

— Как… Как в больнице?
— Я по дороге тебе всё объясню. Одевайся.
— Что с ним?! – хватаю Сашу за руки – Саша, не молчи! Скажи мне как есть!
— Да… Пока неясно ничего. Врать не буду, всё серьезно. Повезли в реанимацию. Там Игорь. А я вот сразу за тобой…
— Реанимация… Саша, он…?

Закрываю лицо руками. Сердце бьется то слишком часто, то, кажется, вообще остановилось. Этого не может быть… Господи… Только не это… Всё что угодно…

— На вот, выпей чуток, легче станет…

Саша протягивает мне флягу с коньяком. Три больших глотка. Ненавижу коньяк! Оцепенение чуть отпускает.

— Поехали.

Выходим, закрываю дверь. Руки так дрожат, что невозможно попасть ключом в замок.

— Давай помогу.

Саша забирает ключи. Ничего не соображаю. Кажется это всё нереально. В машине оба молчим. Саша гонит так, что в боковое окно невозможно смотреть.

А вот и больница скорой помощи. Холл, лифт, 5-й этаж. В конце коридора ярко горит вывеска «Отделение интенсивной терапии». Перед закрытой двустворчатой дверью, скрючившись на стуле, сидит Игорь.

— Ну что там? – спрашивает его Саша.
— Да пока без изменений.
— Никто не выходил?
— Медсестричка выбегала. Но сказала только, что идёт операция.

Приваливаюсь спиной к холодной стене. Ноги ватные и стоять тяжело.

— Присаживайся, Лер.
— Не хочу.
— Но ждать, может, придется долго…
— Не хочу! Не трогайте меня!!!

Хочется кричать. Слёз нет, только какие-то всхлипы. Саша легонько дотрагивается до моего плеча.

— Лерик…
— Не трогай меня… Саш… Не надо! Ничего не говори!
— Посмотри на меня, – он сильнее сжимает мои плечи, – Посмотри на меня! Возьми себя в руки, слышишь! Всё будет хорошо! Он выкарабкается! Ты же его знаешь!

Полчаса, час… Время тянется как резиновое. Всё как в тумане. Невозможно ни сидеть, ни стоять, ни ходить… Что ж они так долго?
Наконец дверь открывается. Выходит медсестра, а за ней двое врачей. Я молча смотрю на них и не могу встать со стула. Как будто враз отказали ноги. Усталые, ничего не выражающие лица. Саша подходит к ним первый. Слов не разобрать. Я только вижу, как один из докторов отрицательно качает головой и разводит руками. Жарко… Только не… Пожалуйста… Только… Резко вскакиваю со стула и бегу к ним.

— Что???
— Тихо, тихо, – обнимает меня Саша.
— Пока ничего вам сказать не могу. Состояние тяжелое, если не сказать критическое. Что могли, мы сделали. Всё покажут ближайшие часы.
— Пустите меня к нему!

Доктор смотрит на Сашу.

— Кто она ему? Сестра?
— Жена, – говорит Саша и добавляет, – гражданская.
— Пока нельзя никому. Да и когда разрешу, то только близким родственникам.
— Они с 15 лет вместе. Ближе неё у него никого нет.

Врач переводит взгляд на меня.

— Пп… Пожалуйста… Я Вас очень прошу! Мне надо его увидеть! Надо…
— Ладно, – вздыхает доктор, – У Вас 5 минут. Не больше! Пойдемте.
— Держись… — тихо говорит вдогонку Саша.

Иду за врачом. Он открывает мне дверь в палату.

— Идите. 5 минут…

Он на кровати. Такой бледный, и заострились скулы. Весь в каких-то проводках. Горячая волна катится от груди к пяткам и трудно дышать. Больно… И страшно… Пик, пик, пик – это пищит датчик сердцебиения. Медленно подхожу ближе и опускаюсь на жёсткий стул возле кровати. Осторожно беру его руку. Холодная какая!

— Тёмочка… миленький… мой хороший…

Слёзы горячими струйками текут по щекам. Прижимаю его руку к губам.

— Держись, слышишь… Пожалуйста… Ты не можешь… Не можешь. Только не оставляй меня, слышишь? Как же так… Я не отпущу тебя, понятно? Ты обещал мне, что мы всегда будем вместе! Свадьбу обещал и деток. А за свои слова надо отвечать! Да?

Что я говорю… Бред…

— Тёмочка… я не смогу без тебя… не смогу… Борись, пожалуйста. Ты же сильный, ты сможешь…

Отворачиваюсь. Внутри всё жжет огнём. На стене распятие.

— Господи, я прошу тебя, не забирай его у меня! Не забирай… Я его так люблю, больше жизни…

Тихонько скрипнула дверь.

— Девушка… — это доктор – Пойдемте.
— Ещё минутку…
— Идемте.

Доктор мягко берёт меня под руку. Я не смотрю на него, только на Артёма.

— Я люблю тебя… Я буду здесь, рядом. А ты держись, только держись…

Врач выводит меня из палаты. В коридоре Саша, он обнимает меня.

— Лерик… Поплачь, поплачь, девочка, – он гладит меня по спине и шепчет что-то.
— Саш… Если… Если он умрёт…? Я… Не… не переживу.
— Не надо думать о плохом! Не говори так.
— А как…? Как, Саш? Ну за что?

Четыре дня как в тумане. Коньяк и успокоительные. Я все эти дни была в больнице. Не хотела уезжать, не смотря ни на какие уговоры. Я должна была быть рядом с ним. В конце концов, Саша снял для меня платную палату, в нарушение всех правил. Из другого города приехала моя самая близкая подруга. Но я тогда мало на кого обращала внимание и вообще мало реагировала на что-то.

А через четыре дня ко мне в палату вбежала медсестра.

— Лера! Он пришёл в себя!

Я даже не смогла ничего ей ответить. Просто вскочила и побежала к Артёму.

На секунду застыла в дверях. Он повернул голову.

— Лерик… солнышко…
— Тёма… Тёмочка… Слава Богу…

И снова слёзы, только уже радости.

— Не плачь, не надо…
— Я… Я не плачу, – я смахнула рукой слезинки, – Это так… От нервов…
— Прости меня…
— Прекрати! Главное, что ты пришёл в себя! Это важней всего сейчас! А ещё тебе нельзя много говорить, так доктор сказал. Еле откачали тебя…

Он на минуту отвернулся к стене. А потом вдруг тихо сказал:

— Да жаль, что откачали…
— Дурак! – не выдержала я, – Что ты такое говоришь?! Вот так бы и влепила тебе!

Тёма посмотрел мне в глаза.

— Тебе со мной плохо. Без меня лучше было бы… Столько напереживалась. И вообще… Я тебе только жизнь ломаю. Нашла бы нормального…
— Замолчи! – перебила его я, — Не говори так! Ты делаешь мне больно!
Чтобы я больше не слышала такого! Понял? Я люблю тебя! Разве это непонятно? Ты меня к себе цепью не привязывал! Раз я с тобой, значит, я так хочу. И ещё… Не говори ерунды! Мне хорошо с тобой. А это… Это пройдет.
— Глупенькая, моя… Любимая…

С того дня Тёма пошёл на поправку. Я была самая счастливая. Мы закатили вечеринку в честь его выздоровления. Тогда казалось всё будет нормально…

* * *

Машину я остановила на обочине. Сигарета за сигаретой. Невидящий взгляд в окно. Сколько времени прошло, а я помню каждую минуту, как будто это было вчера.

Мы столько пережили… За что ты так жестоко с нами, судьба?
Ты всё-таки оставил меня. Дурацкая жизнь! Сколько ещё крутых поворотов ты нам готовишь? И где же уже та пресловутая ровная дорога счастья? Или не будет её никогда?

Время проходит, но оно не лечит. Может быть, в какой-то мере и притупляет боль, но не лечит.

Я всё также люблю тебя. Как бы не старалась думать иначе, но себе не соврешь. Люблю… И пусть ты сейчас не со мной, пусть я не знаю где ты и что с тобой, я прошу только одного – живи, просто живи. Мне больше ничего не надо. И я верю, что это так.

Скоро Новый Год. Который Новый Год без тебя… И знаешь, какое желание я загадаю под бой курантов? Конечно, знаешь! Я буду думать о тебе в этот момент. И, может быть, ты точно также где-то будешь думать обо мне. Наша любовь, она жива, веришь? Жива в моём сердце.
Может быть ты когда-то вернешься ко мне, и мы ещё будем встречать Новый Год вместе. А может и нет… Но ты знай, я ничего не забыла. Я жду тебя

1 Star2 Star3 Star4 Star5 Star (No Ratings Yet)
Loading...Loading...

Написать комментарий


три × = 12


Счетчик PR-CY.Rank